ЗАВЕТНЫЙ СПИСОК

Русская исповедно-завещательная библиография

Публикации о проекте ЗС  

Статья написана специально для сборника памяти одного из участников ЗС - Ю.А.Абрамова>>>

В поисках "Золотого списка"

(Ю.А.Абрамов как библиограф)

М.Н. Пряхин

С Юрием Андреевичем у меня было всего четыре - но незабываемые встречи. Он остался в моей памяти как настоящий ученый, отдавший всего себя служению России, ее науке, полный нелицемерной любви к людям. Он являл собою бескомпромиссный вызов «веку сему», совершая подвиг общественного служения и, казалось, получая взамен только радость от одного созерцания истины.

Независимо друг от друга занимались составлением «золотого списка» – рекомендательного перечня лучших книг в мировой культуре. Когда я впервые (это было в 1997 году) позвонил Абрамову и сказал, что хотел бы поговорить с ним как с библиографом, то сразу получил приглашение  придти прямо домой. Мне сразу показалось, что мы давние знакомые и  всю жизнь дружили.

В большой квартире, заставленной до потолка стеллажами и заваленной коробками с книгами он торжественно сообщил, что у него самая большая в Москве личная библиотека – примерно 13 тысяч книг, а еще около тысячи на кафедре в МВТУ и столько же – на даче.

Я признался, что от всего этого богатства испытываю скорее подавленность и ощущаю себя ничтожеством – ведь не под силу никому ни прочитать, ни тем более осмыслить такое множество книг. Я и до сей поры не люблю большие книжные магазины, причем с каждым годом всё сильнее. Это, наверное, является эмоциональной подкладкой того предприятия, которым я сам занимаюсь с 1991 года – выявлением наиболее влиятельных книг в русской культуре (своего рода «Индексом запрещенных книг наоборот»).

По-своему эту работу с еще более давней поры вел и мой новый знакомец.  Рекомендательную библиографию нужно составлять, по мнению Юрия Андреевича,  «чтобы народ не читал плохих книг, а только хорошие». Но, добавлю к этим словам, существует и объективная потребность - я имею в виду неизбежность подведение итогов завершающегося культурного цикла, связанного с крушением советской империи.

В начале ХХ века П.А.Флоренский отметил, что, культура, готовясь к долгой ночи - а тогда наступали явственно её сумерки - она старается сохранить себя во всевозможных справочниках, словарях, энциклопедиях. И мы сейчас, на грани культурных циклов - как и сто лет назад наблюдаем такое же движение – создание громадного числа справочной литературы по всем отраслям. Одно из направлений этой консервативной работы – составление рекомендательных библиографий.

Юрий Андреевич, по его словам, за свою жизнь прочитал примерно 19 тысяч – и это, согласитесь, невероятный труд (даже при беглом знакомстве с содержанием). Он поставил себе задачу отобрать такое количество, чтобы обычному любознательному человеку было под силу прочитать за жизнь, не превращая ее в читательский подвиг - примерно 1000 названий. Этого хватило бы для формирования целостного представления о мире.

Были и другие варианты библиотечного ядра. В предисловии к известному сборнику «100 великих книг» он утверждает, что оптимум, с точки зрения современной теории библиографии, – 234 произведения. Это, пишет Абрамов, «результат долгого и кропотливого исследования – экспертных опросов, анализа существующих рекомендательных указателей, математической обработки статистических данных, но главное, конечно, неформализованного анализа всего корпуса произведений, составляющих ядро мировой книжной культуры» [1].

В беседах со мною Юрий Андреевич – незаурядный экономист, человек разносторонних интересов, имеющий крупные научные достижения – представал предо мною, прежде всего как библиограф и библиофил, библиоман, самоотверженный читатель, стремившийся охватить в богатство знания, выработанного человечеством. Главной целью жизни он называл не что-нибудь, а именно составление универсального библиографического справочника, подобного знаменитому Рубакину (он даже называл себя «второй Рубакин»).

Почти сто лет назад, в 1911 году, вышел из печати первый том указателя «Среди книг. Опыт обзора русских книжных богатств в связи с историей научно-философских и литературно-общественных идей». Автор этого грандиозного труда Николай Александрович Рубакин, просмотрев около 200 тысяч (!) книг, проконсультировавшись с авторитетными учеными своего времени, отобрал около 20 тысяч произведений по всем отраслям знания, классифицировал их и дал сжатые обзоры по каждому направлению. Без этого справочника не могла обойтись ни одна серьезная библиотека. И вот теперь, через сто лет - по замыслу Абрамова, должен быть издан подобный «книжный лоцман». Он представлялся ему как 12-томник, охватывающий 240 тыс. названий. К сожалению, этому не суждено было осуществиться.

Юрий Андреевич знакомил нас и со своими менее размашистыми планами. Помимо уже упомянутого издания «100 великих книг» (в нем ему принадлежит 25 из 100 статей), он готовил списки в 500 и самый компактный – в 50 названий [2]. Первым номером в нем была определена книга В.В. Кожинова «Россия: век ХХ»), а вторым – «Почему Россия не Америка» А.П.Паршева (кстати, автора этой книги Юрий Андреевич назвал своим преемником в экономической науке).

Профессор Абрамов – яркий представитель блестящей советской эпохи, когда господствовал пафос преобразования природы и общества, уповавшей целиком на силу человеческого разума. Для моего проекта «Заветный Список» [3]я, долго колеблясь, в конце концов, поняв, что имею дело с выдающейся личностью,  попросил составить список самых главных произведений (не более трех десятков позиций), оказавших на него лично самое большое воздействие. Вот эта «исповедно-завещательная библиография», записанная под его диктовку 14 апреля 1999:

1. Верн Ж. "Таинственный остров"

2. Толстой А.Н. "Петр Первый»

3. Библия

4. Гомер «Илиада», «Одиссея»

5. Тит Лукреций Карр «О природе вещей»

6. Боэций «Утешение философией»

7. Монтень М. «Опыты»

8. Шекспир У. «Сочинения» (пьесы и сонеты)

9. Сервантес М. «Дон Кихот»

10. Данте А. «Божественная комедия»

11. Гете В. «Фауст»

12. Чернышевский Н.Г. «Что делать?»

13. Гоголь Н.В. «Мертвые души»

14. Бальзак О. «Гобсек»

15. Пушкин А.С. «Сочинения»

16. Тургенев И.С. «Дворянское гнездо»

17. Толстой Л.Н. «Анна Каренина»

18. Есенин С.А. «Стихотворения»

19. Маяковский В.В. «Стихотворения»

20. Горький А.М. "Жизнь Клима Самгина»

21. Леонов Л.М. «Русский лес»

22. Твардовский А.Т. «Василий Теркин. Книга про бойца»

23. Климов Г.П. «Сочинения»  (последняя книга на земле - Ю.А.)

24. Конфуций «Изречения»

25. Фирдоуси «Шахнаме»

26. Кант И. «Критика чистого разума»

27. Гегель «Наука логики»

28. Дарвин Ч. «Происхождение видов»

29. Платон «Диалоги»

30. Маркс К. «Капитал»

31. Коперник «Об обращении небесных сфер»

32. Чижевский А.Л. «Встречи с Цолковским»

33. Успенский В.Д. «Тайный советник вождя»

34. Циолковский К.Э. «Монизм вселенной»

35. Энгельс Ф. «Диалектика природы»

36. Сталин И.В. «О диалектическом и историческом материализме»

37. Бушин В.С. «Честь и бесчестие России»

Сам список говорит о широком кругозоре и своеобразии мировоззрения составителя: ведь мы есть то, что мы читаем, то есть «почитаем», «чтим». Чтение есть процесс исключительно «комплиментарный», момент слияния с авторской мыслью и глубочайшего переживания его идей и чувств. 

Две первые книги, прочитанные в подростковом возрасте, стоящие в начале личного рекомендательного списка литературы – «Таинственный остров» и «Петр I» помогают лучше всего понять направление развития будущего ученого и советского гражданина, пламенного русского патриота, каким был Абрамов. Это ориентация значительной части поколения, пережившего войну с объединенной Европой, видевшего, как из руин восстает громадная страна, как она от сохи устремляется в просторы космоса…

И не зря здесь мы видим, прежде всего, «Таинственный остров» - эту чисто «инженерскую» книгу. Она выражает веру в безграничные возможности разума, овладевшего техникой, в способность преобразования и подчинения природы, Это (в отличие от другой популярной истории кораблекрушения, «Робинзона Крузо») ода коллективизму, помогающему выжить во враждебном окружении. Произведение Жюля Верна созвучна мироощущению выпускников МВТУ, этой русской инженерной школы, готовивший не просто теоретиков, но настоящих разработчиков передовой техники, организаторов производства, не только «знающих», но и «умеющих».

Совершенно неслучайна и вторая книга - захватывающая картина социальной революции, которою вдохновлялись многие строители советского общества. Петр Первый предстает в изображении Алексея Толстого как преобразователь, действующий чисто большевистского методами (по словам Н. Бердяева) взнуздавший Россию и русского человека.

Абрамов с восторгом говорил об этих произведениях как о фундаментальных мировоззренческих и самых увлекательных книгах. 

При отборе литературы для золотого списка Юрий Андреевич был, по-моему,  откровенно субъективен, считая себя достаточно компетентным при оценке произведений. В этом сила и в этом слабость таких ученых, так как в одиночку такие дела, кажется, совершить невозможно, но, что парадоксально, только одиночки и берутся за такие дела [4].

Списки Ю.А.Абрамова, человека, несомненно, большого таланта и несравненной эрудиции, носят во многом личный характер. Но ценность их определяется незаурядностью составителя. Он сам был шире своего знания, и своих концепций. Очень живой, чуткий к новому знанию, чуждый догматизму и совестливый: «Я ведь учусь!» - отвечал он на упрёк за то, что изменил свою точку зрения на какой-то важный вопрос.

Я не видел в нем зашоренности, хотя рационалистическое научное мировоззрение (которое при крайнем развитии может сильно подавить в человеке его главные - духовные способности) было для него определяющим. Я знаю многих советских инженеров, криво усмехающихся при упоминании имени Божьего и отказывающихся говорить об этом. Из этой среды происходил и наш герой, но незаурядность его ума помогла ему приблизиться к барьеру, до которого многие так и не подошли. Третья книга в его списке – Библия. А на полке в углу я давно приметил возвышающийся за стеклом синий пятитомник «Добротолюбия» и маленькую икону равноапостольной княгини Ольги. Как-то за столом (на святках 16 января 2000 г.) он неожиданно провозгласил тост «за самого великого человека всех времен и народов». Подождав, когда кончатся наши шутливые предположения (неужели за Сталина?), он произнес совершенно неожиданно»: «За Христа». И стал после некоторой, естественно, паузы объяснять, что Тот велик именно как образец беззаветного служения человечеству. Дальнейших шагов в этом направлении Юрий Андреевич, наверное, при жизни не сделал. Но это был очень неслучайный эпизод.

Мы всегда говорили с ним о самом главном, о глобальных вещах, а больше всего о судьбе России. И как досадно - научное знание не давало повода для оптимизма. Юрий Андреевич – много перестрадавший за эти лихие годы развала нашего государства, как-то сказал мне, что по всем экономическим прогнозам, Россию ожидает гибель, у нас нет будущего. Наши враги уже все просчитали на своих компьютерах, давно и методично роют нам яму, и мы видим, как эти замыслы безжалостно осуществляются. Я, разделяя эту точку зрения, сказал, что можно надеяться только на чудо, на милость Божию, что только эта «ненаучная» позиция способна поддержать нас всех и каждого в его противостоянии «веку сему». И он как-то сразу согласился. Вера не приносит нам знания, но она дает нам жизненную силу, а потому она выше науки – вот один из выводов, к которому я лично пришел благодаря знакомству с Юрием Андреевичем.

Когда я бывал у него, меня настигало ощущение тщетности разума; не раз приходила мысль о суетности и неспасительности книжного знания. И я уныло что-то на этот счет высказывал. А он – бодрый, приветливый, всегда в белой рубашке и полный новых планов и идей – в ответ мне процитировал Мао Дзе-дуна: «От книг – дуреют». И мы оба смеялись.


[1] Абрамов Ю.А., Демин В.Н. 100 великих книг. – М.: «Вече», 1999. – С.5-6.

[2] К сожалению, мне не удалось познакомиться с этими списками.

[3] См.: Заветный Список: русская исповедно-завещательная библиография. Опыт составления справочника по самым влиятельным книгам / Сост. М.Н.Пряхин. – М.: Изд-во РУДН, 2001. В первый выпуск справочника список Ю.А.Абрамова не вошёл, так как книга уже была сверстана. Он будет опубликован, вероятно, во втором выпуске. А пока список доступен в интернете (http://zavetspisok/abramov.htm). 

[4]Даже Лев Толстой с его «Кругом чтения» был в тисках не только собственного мировоззрения, но и в плену предубеждений эпохи. Известно, например, что он, принципиально отбрасывал святоотеческое наследие (хотя читал книги по буддизму, мусульманству, иудаизму).


НА ЛИЧНУЮ СТРАНИЦУ Ю.А.АБРАМОВА>>>

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ О "ЗС"

|Суть проекта|Публикации|Участники|Кандидаты | Пересмотр ЗС | Аналогичные сайты||Архив новостей|Карта сайта|Где купить "Заветный Список"?|

 

Предыдущая стрница К предыдущей странице

Вверх Вверх


©Пряхин М.Н.2001.zavetspisok@yandex.ru


Электронные библиотеки в интернете Найти и получить текст книги можно в Интернете

Книжные магазины в интернете Заказать книгу по почте