ЗАВЕТНЫЙ СПИСОК

Русская исповедно-завещательная библиография

Публикации о проекте ЗС  

(Статья опубликована в Вестнике Российского университета дружбы народов. Серия "Литературоведение. Журналистика." 1998, № 3.с.42-49.)

О ПОДВЕДЕНИИ ИТОГОВ ЧТЕНИЯ

М.Н. Пряхин

Кафедра печати, радиовещания и телевидения . Российский университет дружбы народов. Ул. Миклухо-Маклая,6, Москва, 117198, Россия.

Автор приводит результаты опыта создания "Заветного списка", библиографического указателя книг, оказавших наибольшее влияние на деятелей русской культуры второй половины ХХ столетия, который был создан на материале опроса, проведенного в 1991-1994 г.г.

Как заметил в начале века русский философ о. Павел (Флоренский), культура старается сохранить себя путем систематизации накопленных знаний, создания справочников по всем отраслям и ветвям науки . Можно было бы добавить, что одним из важнейших направлений в деятельности конца культурного цикла является отбор литературы, составление рекомендательных библиографических списков[1]. Сейчас этим занимаются не только профессиональные библиографы, но и любители[2].

     В первом выпуске справочника "Заветный Список" ("ЗС") - библиографического указателя книг, оказавших наибольшее влияние на ту часть русской интеллигенции советского периода, которой суждено было во многом определить нравственную и интеллектуальную атмосферу мыслящей части нашего общества до так называемой "перестройки", составитель (он же автор настоящей статьи) предпринял попытку обобщить результаты опроса, проведенного им, в основном, в среде творческой интеллигенции Москвы в 1991-1994 г.г.

История "Заветного Списка"

Основная цель исследования- показать подрастающему поколению круг чтения для самообразования, "золотой список" (первоначальное название проекта) по разнообразным отраслям знания. Для этого - обратиться к "достойным и образованным" людям страны ("рекомендателям") с тем, чтобы каждый представил небольшой список произведений (оказавших лично на него наибольшее влияние в жизни); затем свести эти списки воедино и выбрать наиболее часто повторяющиеся книги, которые и стали бы "золотым списком" - инвариантом русского чтения, "книжным ядром".

Метод исследования составитель называет "цепной реакции рекомендаций. Было решено пригласить какого-либо корифея отечественной мысли - ученого, писателя, общественного деятеля - чтобы он стал инициатором: во-первых, дал свой список литературы и, во-вторых, порекомендовал интересных ему людей для участия в дальнейшей работе по составлению "ЗС". Обращение с аналогичным предложением к каждому из последующих кандидатов должно было бы вызвать рост числа участников в геометрической прогрессии. Первые приглашения были отправлены в 1991 году очень известному академику-филологу "демократических" убеждений, затем еще несколько - не менее известному писателю диссиденту - все безответно. Третья кандидатура оказалась удачной : откликнулся И.Р. Шафаревич - математик, историк, философ, известный общественный деятель. Цепная реакция рекомендаций была запущена: писатель В.П. Астафьев ответил из Красноярска, затем поэты Л.И. Лавлинский , Н.К. Старшинов, московские литературоведы В.Я. Лакшин и В.П. Золотусский, В.С. Непомнящий; прислал письмо из Пскова критик В.Я. Курбатов, В.Г. Распутин из Иркутска[3]... Всего было разослано 115 писем по 105 адресам.[4]В "ЗС" вошло 28 из присланных списков.

Задача перед каждым из приглашенных формулировалась таким образом: назвать примерно три десятка произведений, которые оказали лично на него "самое глубинное" влияние в жизни ( "исповедно-завещательная библиография"); назвать не более 5 кандидатов для участия в "ЗС".

Приглашения многими принимались с восторгом. Но некоторые потом признавались, что составление "исповедно-завещательной библиографии" оказалось делом очень трудным. "Цепная реакция рекомендаций" пока не затихла. За последнее время составитель получил списки еще от 5 человек (писатели Л.И. Бородин и В.И. Лихоносов, академик О.Н. Трубачев, критик П.В. Палиевский, литератор В.Н. Корнилов). Они будут включены в следующий дополненный выпуск "ЗС".

О реакции на "ЗС".

На положительных откликах останавливаться не стоит. Достаточно того, что в предприятии участвовали люди с мировыми именами. А вот о возражениях надо сказать особо.

1 . "Сама идея несостоятельна". ( Как писал один из весьма влиятельных кандидатов, не может быть "ни золотого, ни даже медного списка" - всяк читает по своей программе.)

2. "Число участников очень мало". (Нужно, чтобы было не менее 100, только тогда книга будет представлять интерес).

3 ."Состав рекомендателей непредставительный".( Среди них половина "никому не известных людей").

4 .По мнению одного критика, в числе участников -много "патриотов", по мнению другого, - как раз совсем наоборот(!).

5 . И, наконец, - по отношению к составу рекомендателей -нельзя использовать выражение "русская интеллигенция". (Надо: "российская").

Все эти возражения касаются именно методологии "ЗС" и не должны быть оставлены без ответа.

1."Не создавать рекомендательных библиографий нельзя". Об этом уже сказано. Это глубокая общественная потребность.

2. Да, "выборка" участников с точки зрения практической социологии не строгая. На основании опроса 28 человек нельзя судить о характере чтения всей эпохи. Но уловить основные его черты, понять исповедуемые глубинные общественные ценности можно.

Как уже говорилось, приглашения получили более ста человек. Но ответил тот, кто созрел к подведению итогов чтения, кто не боится "попасть в списки", и - главное - верит в силу книжного слова. Выявилось некоторое таинственное единство, своеобразный творческий коллектив, заочное библиографическое общество. Составитель взял на себя только роль нейтрона в критической читательской массе и координатора разрозненных усилий.

3. Да, в числе рекомендателей не только такие знаменитости, как писатели Астафьев, Распутин, академики Шафаревич и Фридлендер, литературные критики Золотусский и Непомнящий, но и те, чьи фамилии мало что говорят нашим журналистам и "широкой публике". Но надо помнить и о том, что это люди того круга, в котором формулируются и обсуждаются важнейшие идеи русского самосознания. Не нужно думать, будто формирование круга рекомендателей "ЗС" полностью отдано на волю цепной реакции. По нынешним правилам в "ЗС" могут принимать участие только те, чей возраст не менее 40 лет, и кто способен сообщить о своем конкретном вкладе в культуру России. Не удивительно, что общественная авторитетность и научная квалификация состава участников весьма высока (см. Таблицу 1).

4. Обвинения в ангажированности - обычное дело в наше ожесточенное время. Многие первым делом стараются определить, какая партия стоит за тем или иным культурным и даже научным мероприятием, происки это "патриотов" или "демократов". Мысль о "чистой" науке практически не допускается. В ответ на это можно сказать следующее: предметом исследования в конце концов является, может быть, один из самых глубинных пластов целостного общественного сознания современной России. При всей раздробленности нашего общества существует именно целостное, единое и вместе с тем противоречивое русское сознание, скрепленное общей исторической судьбой его носителей. На призыв к участию "ЗС" , если внимательно посмотреть список участников, откликались люди зачастую противоположных убеждений и симпатий. Более того. Представители так называемых "патриотических" кругов рекомендовали пригласить иногда тех, кого можно было бы отнести к "демократам" и наоборот; наша творческая интеллигенция дружит с технической; мотивом приглашения бывало и простое любопытство относительно интересов какого-то известного человека. К счастью, как выяснилось в процессе переписки с рекомендателями, в нашей жизни больше моментов объединяющих, чем разъединяющих.

5. И, наконец, можно ли, правомерно ли назвать "ЗС" библиографией русской интеллигенции? Считаю, что можно, так как все рекомендатели получили приглашение к участию в составлении исповедно-завещательной библиографии именно русской (а не российской) интеллигенции. А потому присланные ответы можно рассматривать как факты сознательной самоидентификации. С другой стороны, "российская интеллигенция" - понятие, не отражающее никакой реальности в условиях разобщения народов бывшего Советского Союза, а теперь и продолжающегося развала Российской Федерации (Татарстан, Чечня...).

Структура списка.

    "ЗС" подготовлен к публикации как справочный библиографический указатель "для серьезного читателя, библиотекаря и издателя". Описать весь массив базы данных в настоящей статье не представляется возможным: общий объем книги составляет примерно 5 а.л. В ней упомянуто 765 заглавий произведений, написанных в разное время на разных языках (21 язык), имена 420 авторов. Помимо этого обобщены сведения о тех, кто участвовал в составлении ЗС (о "рекомендателях"). О широте их интересов и эрудиции можно судить хотя бы по разнообразию и полноте набора рубрик: "Художественная проза", "Поэзия", "Драматургия", "Детская литература", "Эпос и фольклор", "Религиозная мысль", "Философия", "История" , "Обществоведение и экономика этнография", "Жизнеописания, воспоминания, дневники", "Филология и эстетика", "Письма", "Научно-популярная литература", "Справочная литература", "Естествознание и точные науки", "Периодические издания". Имеются другие вспомогательные указатели[5].

     Некоторые результаты статистической обработки списков представлены в таблицах в конце статьи. В частности, выделены основные группы "самых влиятельных" авторов и произведений. Конечно, эти таблицы будут изменяться по мере поступления новых списков. Выводы делать рано (работа по составлению "ЗС" - только в начале пути), но уже видны некоторые особенности ядра русского интеллигентского чтения второй половины века.  

   Вторая часть справочника, которая называется "Письма о влиятельных книгах", является сборником 28 "исповедно-завещательных библиографий". В письмах рекомендатели рассказывают о себе, о влиянии на них некоторых книг. Некоторые рекомендатели выступили фактически с читательскими автобиографиями, например, В.П. Астафьев, К.Г. Мяло; интересны личные заметки литературоведа В.И. Мильдона, поэта Л.И. Лавлинского, профессора филологии А.И. Козаржевского, воспоминания поэта Н.К. Старшинова.

Перспективы "ЗС"

Осмысление "ЗС" возможно по многим направлениям, и уже видны некоторые проблемы, которые достойны особого исследования, например: соотношение влиятельности своей и иностранных литератур в русском сознании; проблема канонизации литературных произведений и сужения круга чтения (образования "книжного ядра", по выражению Н.А. Рубакина - видного библиографа начала века); сопоставление рекомендательных списков (с американскими, европейскими и российскими проектами) ;соотношение продуктивности и влиятельности национальных литератур в мировом информационном потоке ("эффективность литературного языка")...

Составитель предполагает в последующих выпусках "Заветного Списка" прослеживать динамику "глубинного чтения" в России на грани культурных эпох. Вместе с тем "ЗС" как нерегулярное периодическое издание, место для читательской исповеди мог бы послужить трибуной для обсуждения основных вопросов русского самосознания через рассмотрение характера чтения нашего времени.

вверх

Самые влиятельные авторы(таблица 1)

Самые влиятельные произведения(таблица 2)

ПРИМЕЧАНИЯ

[1]Самым известным в России является непревзойденная по своему размаху работа библиографа начала двадцатого века Н.А. Рубакина "Книжный лоцман". В трех толстых томах своего справочника собрал так называемое "библиотечное ядро" - обзор всех самых значительных произведений из всех областей человеческого знания.

В настоящее время известны по меньшей мере 3 крупных опубликованных списка, охватывающих литературу универсально. Два из них - американские. Это - во первых, "Good Reading" ("Хорошее чтение") - "путеводитель для серьезного читателя" - нерегулярно переиздаваемый с 1932 года справочник по самым значительным произведениям литературы из различных областей знания (примерно 3000 книг); и во-вторых - "Great Books of the Western World" ("Великие книги западного мира") - 60- томное издание компании "Encyclopaedia Britannica", включающее 517 произведений 130 авторов, созданные со времен античности до наших дней, в основном, в Европе и США. Есть список "Ста самых влиятельных книг послевоенного периода", составленный в 1994 году группой писателей и ученых, называющей себя "Центрально- и Восточноевропейский издательский проект" (ЦВЕИП).

вверх

Существуют списки более частного характера - в основном, охватывающие поэзию и беллетристику. Всем хорошо известная Библиотека всемирной литературы в 200 томах (издававшаяся в 1967-1978 г.г.) ныне готовится к переизданию в расширенном варианте (этим занимаются ученые Пушкинского дома и Санкт-Петербургского университета).

Опубликованы проекты издания Библиотеки для элитарного читателя "Пантеон" в 200 томах (под руководством Ч. Айтматова), другие издательские и библиографические проекты, в частности, справочного характера (эти сведения любезно предоставлены автору данной статьи замечательным московским книголюбом д. э. н. Абрамовым (МВТУ).

[2]См., напр., Губин В.Б. "Читайте хорошие книги" М.: изд-во ПАИМС, 1996. Благодаря свободе слова, распространению компьютерной и множительной техники библиографы-любители получили возможность полного самовыражения, а через "Интернет" - доступ к мировой аудитории. Со всевозможными рекомендательными библиографиями можно познакомиться в Интернете, набрав в поисковой системе (в частности, "Yahoo", ключевые слова "Good reading".

[3]Один из самых удивительных фактов - это посмертное (!) участие в "ЗС" замечательного переводчика художественной литературы Н.М. Любимова. В ответ на посланное на его имя письменное приглашение было получено уведомление от его вдовы - З.Я.Жигур о том, что Николая Михайловича уже нет в живых, но что незадолго до кончины он составил рекомендательный список для издательства Московского университета. Этот список и был включен в общую библиографию.

вверх

[4]Цепная реакция рекомендаций продолжает действовать. За последнее время составитель получил списки еще от 5 человек (писатели Л.И.Бородин, В.Н.Корнилов и В.И.Лихоносов, академик О.Н.Трубачев, критик П.В.Палиевский), которые будут включены в следующий дополненный выпуск "ЗС".

[5]Большая техническая работа по созданию базы данных проводилась совместно со старшим научным сотрудником машинного фонда Института русского языка РАН канд. ф. н. Л.И. Колодяжной с использованием разработанного ею достаточно простого и надежного лексикографического процессора "Unilex-D".

An Experience in Influential Books Review

By M.N. Pryakhin,

Cand. of Sc.(Philosophy), Assistant Professor, Dept. of Press and Broadcasting; Peoples' Friendship University of Russia, room 215; Miklukho-Maklaya St., 9, Moscow, 117198, Russia. tel. 434-05-40.

The author summarizes personal lists of the most influential books made by a group of Russian intellectuals in 1991-1994.

 

 

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ О "ЗС"

|Суть проекта|Публикации|Участники|Кандидаты | Пересмотр ЗС | Аналогичные сайты||Архив новостей|Карта сайта|Где купить "Заветный Список"?|

 

Предыдущая стрница К предыдущей странице

Вверх Вверх


©Пряхин М.Н.2001.zavetspisok@yandex.ru


Электронные библиотеки в интернете Найти и получить текст книги можно в Интернете

Книжные магазины в интернете Заказать книгу по почте